?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Как человек много лет занимавшийся проблемами, непосредственно связанными с ракетной техникой, я решил поделиться мыслями про американскую ПРО, ее цели и возможности.

Создание эффективной стратегической противоракетной обороны (ПРО), т.е. реализация комплекса мероприятий разведывательного, радиотехнического и огневого характера, предназначенного для защиты страны от ракетного оружия, представляется на данный момент невозможным. Ключевым тут является слово «эффективной». Можно создавать ПРО, можно «осваивать средства», но главной цели – гарантированной защиты от массированного ракетного удара – в обозримом будущем, достичь невозможно. А «какая-то» псевдозащита от баллистических ракет всевозможных Иранов и Северных Корей просто нецелесообразна, поскольку никаких стратегических ядерных сил у них никогда не будет.
Обоснованию этих двух тезисов и посвящен данный пост.

Начнем со второго. Почему у таких государств, как Иран и Северная Коря никогда не будет межконтинентальных баллистических ракет (МБР), которые они, якобы активно создают. (БРПЛ - баллистические ракеты, размещаемые на подводных лодках - вообще не рассматриваем). Десяток грамотных ученных вовсе не являются главной составляющей программы по созданию баллистических ракет. Здесь нужен труд сотен тысяч квалифицированных специалистов.
«Создать немножко» МБР, почти также сложно и дорого, как и реализовать полномасштабную программу развития военной ракетной техники. Дело в том, что МБР нужно испытывать, дорабатывать, сопровождать, размещать, развертывать и т.д.
Например, для «доведения до ума» ракетной техники в СССР было построено несколько полигонов. Если взять только один из них Капустин Яр, то это сотни (!) войсковых частей, отчужденная территория, которая захватывала районы нескольких областей, несколько тысяч (!) офицеров, большое количество специализированных измерительных пунктов (ИП) по обработке телеметрии и внешнетраекторной информации, Десятки котельных, школы, больницы, гостиницы, сотни километров шоссейных дорог и железнодорожных путей на отчужденных территориях. Все это было создано потому, что без этого было нельзя создать МБР. Но и это не главное. Лучшие военные училища и академии целенаправленно готовили для полигона каждый год сотни специалистов. Затем эти специалисты стажировались, доучивались и становились испытателями лет через пять-шесть после прихода на полигон, впитывая опыт старших товарищей и варясь в атмосфере испытаний ракетной техники. По сути, такие специалисты являлись штучным товаром, узкоспециализированным и бесценным. Система их подготовки складывалась десятилетиями.
А ведь сейчас я говорил только про один полигон, про Капустин Яр. А был еще Приозерск. И этот город был еще больше. Со своей уникальной техникой, со своими ИП, со своими тысячами специалистов (в том числе и остепененных). А между этими полигонами пролегала испытательная трасса – города и городки, Макаты и Аральски, с радиоэлектронными и оптическими измерительным средствами, разбросанными по Казахстану, на тысячи (!) километров по ходу испытательного полета ракет. Без наличия этой трассы создание эффективных МБР в Советском Союзе, было бы вряд ли возможно.
А ведь был (и есть) еще и Плесецк (с 1957 по 1992 год отсюда было осуществлено 1369 запусков ракет – чтобы были понятны масштабы испытательной и исследовательской работы). Есть еще Тюратам-Байконур и полигон на Камчатке. И каждый их них внес свой вклад в испытания новой ракетной техники. А может быть

А может быть ракетную технику не обязательно испытывать? Ну, или испытывать как-нибудь «поменьше, попроще», без всяких там специальных измерительных средств, без инженеров-испытателей и прочего. Пусть ракета как-нибудь взлетает, а головная часть потом как-нибудь отделяется, разделяется, наводится и, кувыркаясь, куда-нибудь летит. Можно ли будет на вооружение принимать такую ракету? Рискнет ли руководитель, находящийся в здравом уме, принимать решение о развертывании такой техники и выводе ее на боевое дежурство? Полагаю, что нет, поскольку главную опасность такая техника будет представлять для ее создателей.
А ведь я сейчас упомянул только об одной составляющей жизненного цикла ракетной техники – о ее испытании. А ведь МБР, в штатном режиме, должна еще где-то размещаться. Например, в шахтах, или на мобильных пусковых установках. Только разработкой таких средств размещения занимались у нас десятки НИИ и КБ. Эти средства чрезвычайно сложны и должны отвечать большому количеству требований. Можно, конечно, ориентироваться на наземные стационарные пусковые установки (то есть поставить ракету в чистом поле). Однако, такой способ базирования МБР ещё в начале 1960-х годов был признан не отвечающим требованиям защищённости и скрытности и полностью вышел из употребления. Дело в том, что баллистическая ракета, размещенная таким образом, может быть легко уничтожена еще на этапе подготовки к запуску современным высокоточным оружием.
Внедрение в производство столь сложной продукции, как ракетный комплекс и само производство также представляется невыполнимой задачей для страны, не обладающей огромным научным и производственным потенциалом. Например, астронавигационная система AIRS, используемая на американских ракетах, состоит из 19 тысяч деталей, а один только акселерометр стоит 300 000 долларов (в ценах 1989 года). (http://ru.wikipedia.org/wiki/РГЧ_ИН) Представьте себе, какой должен быть уровень системы контроля за производством каждой из этих 19 тысяч деталей. У нас в стране этот контроль осуществляли тысячи натасканных военпредов, наизусть знавших ГОСТы, ТУ и остальную нормативную базу. Над разработкой методик проверки каждой детали, каждого винтика работали специалисты. Каждая деталь, каждый блок имел свой паспорт с результатами испытаний и проверок, на тряску, воздействие сырости, электромагнитных полей и всего, чего еще можно придумать.
А есть еще вопросы создания системы управления и постановки ракет на боевое дежурство. Решение каждой из этих задач, сродни отдельному подвигу не только для таких стран, как Северная Корея, но для супердержав.
На вопрос, когда государства уровня Ирана и Северной Кореи смогут создать свои эффективные МБР, возможен только один ответ – никогда.
Это прекрасно знают американцы. Однако они продолжают придумывать новые и новые небылицы о ракетном оружии Ирана и Северной Кореи. Раз за разом американские политики садятся в лужу в этом вопросе, но упорства им не занимать. Например, в конце девяностых годов специальная комиссия под руководством Доналда Рамсфелда пришла к выводу о том, что реальные ракетные угрозы со стороны стран-изгоев могут возникнуть уже 2005 году! Это стало весьма веским аргументом команды Джорджа Буша в пользу отказа от договора по ПРО, против чего выступала Россия, а также для начала полномасштабных разработок, а впоследствии и одобрения планов развертывания системы ПРО на территории страны. И что же? Где эти «реальные ракетные угрозы»? И «Шехаб-5», и «Тэпходон-2», если и представляют угрозу, то пока только для населения самих стран-изгоев.
Но миллиарды долларов освоены. Процесс пошел. Корпорации, связанные с разработкой элементов и систем ПРО аж лоснятся от прибыльных заказов. Про «реальные ракетные угрозы в 2005 году» уже и не вспоминают (надо же было Рамсфелду до такого додуматься!)
На сегодняшний день мы, безусловно, имеем дело с обоюдным блефом – иранско-северокорейским ракетным и американским противоракетным. Режимы Ирана и Северной Кореи имеют весомое объяснение «временных трудностей», дескать, создаем оружие, которое сможет гарантировать навечно нашу безопасность от агрессивных американцев – надо сплотиться и немного потерпеть. Ну а американское военно-промышленное лобби имеет хоть какие-то аргументы для изъятия средств из карманов налогоплательщиков.

Американская ПРО против России?

А может быть Соединенные Штаты планируют создать ПРО «на вырост», имея ввиду стратегические ядерный силы России (а в перспективе и Китая). Конечно нет. Американские военные не столь наивны. Они прекрасно понимают, что надеяться на ПРО, в случае глобальной ядерной войны, все равно, что надеяться спрятаться от ливня под антимоскитной сеткой. «Непромокаемый зонтик» сейчас создать просто невозможно. Необходимых технологий не существует (пока, по крайней мере, о них неизвестно).
Свою главную задачу - гарантированную защиту от баллистической ракетной составляющей стратегических ядерных сил - ПРО выполнить не может и не сможет в обозримом будущем. (Разумеется, речь не идет о тактической ПРО - в случае глобальной ядерной войны ее роль сведется только к обеспечению возможности нанесения ответного удара.)
Современные стратегические ракеты имеют богатый арсенал специальных средств, затрудняющих их перехват. Здесь и сопровождение головной части лёгкими и тяжёлыми (не сгорающими при входе в плотные слои атмосферы и выдерживающими высокие температуры) ложными целями, затрудняющими селекцию и перехват боевых блоков. Здесь и постановка пассивных и активных помех, вплоть до высотного ядерного взрыва, способного «ослепить» средства слежения и наведения. Здесь и маневрирование боеголовки, полностью исключающее возможность их поражения антиракетой.
Те эрзацсистемы стратегической ПРО, которыми обладают сегодня Россия и США, способны, в лучшем случае, защитить лишь от ограниченного удара по ограниченной территории. ( Заметим, что защита одной базы МБР средствами тактической ПРО обеспечивает сохранность не более 4-5 % боезарядов.)
…С тех пор, как 4 марта 1961 г. в Советском Союзе впервые в мире был осуществлен перехват баллистической ракеты Р-12 противоракетой В-1000, в СССР и в США предпринимались неоднократные попытки создать стратегическую систему ПРО. Однако средства преодоления противоракетной обороны, которые начали разрабатываться примерно в то же время шли намного впереди средств ПРО.
Попытки США с начала 1980-х годов, в рамках Стратегической оборонной инициативы, развить спутниковую систему противоракетной обороны в сочетании с разработкой энергетического оружия были обречены с самого начала и закончились полным провалом. Эти попытки были, скорей всего блефом, призванным втянуть СССР в новый виток разорительной гонки вооружений.
Нынешняя американская ПРО основывается, в основном, на противоракетах и на системах, призванных вывести из строя системы управления МБР. Так перехват ракет на активном участке траектории предполагается осуществлять с помощью авиационных лазеров и противоракет морского и наземного базирования. Даже об ограниченной эффективности и того и другого говорит пока рано, а уж о том, что таким способом можно создать надежный противоракетный зонтик всерьез никто и не заикается.
Например, одна из, якобы «перспективных компонент», обновленной американской ПРО - барражирующие на десятикилометровой высоте Боинги-747, с лазерным оружием на борту, призванном осуществлять перехват ракет на активном участке. Заявленная максимальная дальность действия - до 800 км. Если оставить в стороне уязвимость самих Боингов, остается вопрос - реально ли применение этой компоненты для перехвата ракет, базы которых расположены в глубине территории противника и защищены эффективными средствами ПВО? Ответ, полагаю, ясен.
Примерно такая же картина с перехватчиками морского и наземного базирования «Стандарт-3» и ТХААД . У одного максимальная дальность перехвата - 300 м, у другого – 200 км. При этом, декларируется, что оба комплекса предназначены, том числе, для поражения стартующих ракет.
Для расположенных в глубине территории России МБР все эти компоненты «прозрачны»!
Если говорить о перспективах противоракет, то и американские и российские специалисты соглашаются, что сокращение длительности активного участка траектории МБР до 130 сек. и менее приведет к тому, что обеспечить их перехват с помощью кинетических перехватчиков вообще станет невозможным.
Таким образом, по общему мнению, в настоящее время и в ближайшую перспективу перехват российских МБР на активном участке их траектории полета наземными и воздушными средствами американской ПРО невозможен.
А без эшелона, обеспечивающего перехват ракет на участке их разгона ни одна система ПРО от стратегических ракет не будет достаточно эффективной, таково мнение большинства специалистов, Дело в том, что если не удастся перехватить ракету на активном участке и произойдет процесс разделения боеголовок с выбросом на траектории разнообразных средств преодоления ПРО, трудности последующей борьбы с боеголовками многократно возрастают даже для такого современного вида ПРО, как противоракеты GBI.
После того, как СССР попался на удочку СОИ, руководство современной России не поддается на провокации и выбирает так называемый адекватный «асимметричный ответ», предпочитая развивать и наращивать средства по преодолению ПРО вероятного противника. Главной отличительной чертой новых российских ракет, как РС-24 и «Булава», как раз и является оснащение этих ракетных комплексов новыми системами преодоления противоракетной обороны. По мнению специалистов, в том числе и американских, эти средства сделают полностью бессмысленной в отношении России создаваемую Соединенными Штатами противоракетную оборону.
Впрочем, вспомним, так было уже много раз. Например, когда в июле 1967 в СССР были приняты на вооружение Р-36 (оснащенный комплексом “Лист”, предназначенным для преодоления ПРО) и УР-100 (оснащенный комплексом “Пальма”) вся американская система ПРО, созданная к тому времени оказалась бессмысленной, а миллиарды потраченные на ее разработку и внедрение, по сути, вылетели в трубу. История противоборства неоднократно повторялась и повторятся на новых витках. Так в конце шестидесятых американцы объявили о создании новой противоракетной системы “Сейфгард”. Ее, как и все предшествующие и последующие, ждал полный провал.



Не совсем по теме. Однако. Невозможно не остановиться на вопросе размещения в восточной Европе американского зенитного ракетного комплекса «Пэтриот». Шумиха, поднятая вокруг размещения этого комплекса, совершенно не оправдана.
Во-первых, он не предназначен для перехвата МБР. В принципе! (Собственно и новая ракета ERINT для этого не предназначена.) Декларирована его способность перехватывать ракеты малой и средней дальности. Казалось бы, этого достаточно, но есть еще и во-вторых.
Во-вторых, опыт боевого применения ЗРК “Пэтриот” даже против «Скадов» в 1991 году, показал его недостаточную эффективность. По данным министерства обороны Израиля, ракетами "Пэтриот" было перехвачено не более 20% ракет противника .А «Скады» не имели вообще никаких средств защиты против ПРО. Когда в пятидесятые годы (да-да!), разрабатывали их советский прототип Р-17, об этом даже не было речи. Это об эффективности ЗРК “Пэтриот”.

Можно констатировать, что все усилия Соединенных Штатов по развертыванию стратегической системы противоракетной обороны (ПРО) представляют собой комплекс мероприятий, реальная военная составляющая, которых минимальна.

ЗЫ Последние новости Про «лазерные пушки» воздушного базирования . - Полный провал



Иран демонстрирует Америке свою ракетную мощь

Если Вам интересна эта тема и другие тематические новости, заходите на ресурс fastrain.livejournal.com.

Comments

( 11 комментариев — Оставить комментарий )
extreems
19 июн, 2010 21:49 (UTC)
Да в общем то ни корейцам ни иранцам никакое дежурство не нужно, равно как и особая точность... в Америку или Европу попасть несложно. Им МБР с ЯО нужно лишь с целью угрозы или запала для новой мировой войны, а для этого их хватит даже нескольких штук.
fastrain
20 июн, 2010 04:53 (UTC)
Дежурство не блажь. Возможность произвести гарантированный пуск в нужный момент и есть то, для чего МБР создается. Подчеркиваю – возможность. И об этом должны все знать. Тогда государство может обезопасить себя от любой агрессии. Это серьезно – по взрослому.
Все остальное – фикция. Недоведенная ракета вряд ли вообще куда-нибудь улетит. Скорей всего шлепнется на голову своим же военным. Истерию американцы нагнетать будут, но для внутреннего употребления, чтобы пугать честных граждан.
А при первых признаках активности «несколько ракет» будут уничтожены высокоточным оружием – первым эшелоном ПРО морского базирования.
От американской агрессии такие ракеты никого не спасут и никого по настояшему не испугают.
anti_moskva
20 июн, 2010 05:15 (UTC)
Ясно одно – американцы опять провоцируют Россию на участие в гонке, призом в которой будет полный развал российской экономики. Все эти лазеры на боингах и космических платформах и прочее – полная чепуха. Вместе с плазменным оружием и GBI, и GBR.
Один раз это у них получилось, понравилось.
Они понимают, что угроза от российских МБР исчезнет только вместе с Россией
(Удалённый комментарий)
(Анонимно)
18 окт, 2010 17:21 (UTC)
Мы орем, как потерпевшие, чтобы оправдать свои военные траты, часто совершенно ненужные.
И еще, чтобы граждане видели - у нас есть враг. Коварный и злой. "Поэтому и живем хреново, что враги вокруг!"
Так было всегда.
fastrain
18 окт, 2010 17:27 (UTC)
Мы орем еще и потому, что маленько трусим. Наши ракеты приходят в негодность. Новых почти не разрабатываем и не производим.
Если Булава не полетит, будет туго. А если полетит вся эта ПРО будет прозрачна.
fastrain
23 окт, 2010 17:00 (UTC)
Если Вас интересует эта тема - Новости Американской ПРО
(Анонимно)
23 окт, 2010 16:10 (UTC)
А не слишком серьезные выводы Вы делаете? Наука идет вперед, и многое, что еще вчера казалось невозможным - сегодня реальность!
(Анонимно)
27 фев, 2011 04:02 (UTC)
MisterFuntik
Российская федерация

Охота
(Анонимно)
7 мар, 2011 04:58 (UTC)
JustPavlov
Россия

Большой теннис
(Анонимно)
12 ноя, 2014 15:28 (UTC)
ПРО
Создание ПРО в любом случае необходимо для каждой страны. Тяжелые противоракеты ранее доказали свою эффективность, иначе незачем было бы создавать договор по ПРО. Характеристики боевых лазеров уникальны и заставляют задуматься о перспективах их применения. Насчет ПРО посмотрите хотя бы опыт Израиля (недавний), поражено более 90% целей следующих в прикрываемые районы в автоматическом! режиме. Нужен холодный ум и понимание перспектив, своих и противника. Да и насчет тысяч в/ч в Капустином Яре, наверно там было меньше (раз в 50)...
( 11 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

fastrain
Опросы, мнения о текущих событиях

Метки

----
Рейтинг блогов

-----
free counters
-------

В этом журнале присутствуют актуальные новости и политика
- - -

- - -
Разработано LiveJournal.com